Крайне суровая история о солдате на крайнем севере

Категория: Присланное | Опубликовано: 28-01-2015

0

Легким взмахом пера военкома была моя неокрепшая морально и физически сущность отправлена служить в армию. То ли Родину защищали от нас, то ли нас от Родины, но факт остается фактом – отправили ни много ни мало в Мурманскую область, в условия настолько крайнего севера, что даже по Мурманским меркам мы были, откровенно говоря, в дыре.

Одна только дорога на поезде посеяла сомнения в реальности происходящего. Дни в пути превратились в вечность окутанную снегом и мелькающими соснами.
Наша часть находилась в абсолютно недоступном для ума трезвого человека месте. Не знаю, зачем кто-то решил её построить именно там, но этому человеку явно не свойственно любить людей, как минимум военных, как минимум мужского пола.

Как бы все не было печально на первый взгляд, но служба шла, и спустя несколько месяцев было объявлено первое серьезное военное задание. В преддверии Нового Года командованием части была поставлена задача захватить в плен среднестатистическую елку и доставить её в часть для допроса с пристрастием. Пристрастие офицеры уже привезли из города и начали употреблять, а нам же было приказано отправляться в лес.

Богатырской дури хватило завалить и притащить крупного представителя хвойных, но за время спецоперации в условиях по-прежнему крайнего севера, с разного рода заболеваниями слегли почти все, кто только мог слечь. Ко мне в подарок к празднику вместо Деда Мороза и куда более желанной Снегурочки пришел то ли недо-гайморит, то ли насморк-переросток.

В надежде получить лекарство от насморка я отправился к доктору.

Медсанчасть была представлена одним несчастным солдатом-срочником, у которого было медицинское образование и такое же далекое, как и сама наша часть, представление о лечении разных хворей. Фельдшер, и без того заваленный работой по спасению Новогоднего чуда для целой роты носильщиков елей, пробормотал что мне нужен деконгестант, но из всего имеющегося у него есть только Аспирин, физ. раствор, спирт и немного бинтов. Ну, прямо арсенал для лечения насморка! Промучавшись несколько дней и используя все возможные варианты народного лечения, даже те о которых думать стыдно, я в отчаянии вернулся к горе-фельдшеру.

В ответ на крик души: «Дай хоть что-то!», – измученный доктор сунул мне какую-то жидкость и пипетку, и с криком: «Капай куда хочешь!», – чинно выдворил из кабинета. Дурное дело не хитрое, солдат  – человек открытый и щедрый, щедрость его набрала полную пипетку лекарства и выдавила в нос. В тот момент я осознал что почувствует человек, если ему воткнуть через ноздрю в горло раскаленный металлический штырь. Также я понял, что у меня весьма неплохие вокальные данные и я вполне мог бы работать корабельной рындой. Но на флот-то меня не взяли.

На мои крики сбежались все сухопутные ценители вокала, в том числе и фельдшер который понял, что моему таланту помогли пробиться не связи на музыкальном олимпе, а борный спирт, залитый в нос.

Конечно, потом еще долго ходил доктор с виноватым видом, но вся ирония в том, что он меня все-таки вылечил. Спирт не только сжег слизистую, но пробил каналы для выхода разного рода неприятных жидкостей. В первую ночь я высморкал вещи, о существованиях которых я даже и не подозревал. И каким бы ни был мучительным опыт такого лечения я благодарен природе за существование борного спирта.

Комментирование закрыто

Крайне суровая история о солдате на крайнем севере

Категория: Новости | Опубликовано: 28-01-2015

0

Легким взмахом пера военкома была моя неокрепшая морально и физически сущность отправлена служить в армию. То ли Родину защищали от нас, то ли нас от Родины, но факт остается фактом – отправили ни много ни мало в Мурманскую область, в условия настолько крайнего севера, что даже по Мурманским меркам мы были, откровенно говоря, в дыре. Одна только дорога на поезде посеяла сомнения в реальности происходящего. Дни в пути превратились в вечность окутанную снегом и мелькающими соснами. Наша часть находилась в абсолютно недоступном для ума трезвого человека месте. Не знаю, зачем кто-то решил её построить именно там, но этому человеку явно не свойственно любить людей, как минимум военных, как минимум мужского пола. Как бы все не было печально на первый взгляд, но служба шла, и спустя несколько месяцев было объявлено первое серьезное военное задание. В преддверии Нового Года командованием части была поставлена задача захватить в плен среднестатистическую елку и доставить её в часть для допроса с пристрастием. Пристрастие офицеры уже привезли из города и начали употреблять, а нам же было приказано отправляться в лес. Богатырской дури хватило завалить и притащить крупного представителя хвойных, но за время спецоперации в условиях по-прежнему крайнего севера, с разного рода заболеваниями слегли почти все, кто только мог слечь. Ко мне в подарок к празднику вместо Деда Мороза и куда более желанной Снегурочки пришел то ли недо-гайморит, то ли насморк-переросток. В надежде получить лекарство от насморка я отправился к доктору.

Медсанчасть была представлена одним несчастным солдатом-срочником, у которого было медицинское образование и такое же далекое, как и сама наша часть, представление о лечении разных хворей. Фельдшер, и без того заваленный работой по спасению Новогоднего чуда для целой роты носильщиков елей, пробормотал что мне нужен деконгестант, но из всего имеющегося у него есть только Аспирин, физ. раствор, спирт и немного бинтов. Ну, прямо арсенал для лечения насморка! Промучавшись несколько дней и используя все возможные варианты народного лечения, даже те о которых думать стыдно, я в отчаянии вернулся к горе-фельдшеру. В ответ на крик души: «Дай хоть что-то!», – измученный доктор сунул мне какую-то жидкость и пипетку, и с криком: «Капай куда хочешь!», – чинно выдворил из кабинета. Дурное дело не хитрое, солдат  – человек открытый и щедрый, щедрость его набрала полную пипетку лекарства и выдавила в нос. В тот момент я осознал что почувствует человек, если ему воткнуть через ноздрю в горло раскаленный металлический штырь. Также я понял, что у меня весьма неплохие вокальные данные и я вполне мог бы работать корабельной рындой. Но на флот-то меня не взяли. На мои крики сбежались все сухопутные ценители вокала, в том числе и фельдшер который понял, что моему таланту помогли пробиться не связи на музыкальном олимпе, а борный спирт, залитый в нос. Конечно, потом еще долго ходил доктор с виноватым видом, но вся ирония в том, что он меня все-таки вылечил. Спирт не только сжег слизистую, но пробил каналы для выхода разного рода неприятных жидкостей. В первую ночь я высморкал вещи, о существованиях которых я даже и не подозревал. И каким бы ни был мучительным опыт такого лечения я благодарен природе за существование борного спирта.

Комментирование закрыто